АДАПТАЦИЯ СПОРТСМЕНОВ

руб.0

Артикул: 40030 Категория:

Описание

Введение
1. Адаптация организма спортсменов к физическим нагрузкам
2. Адаптация юных спортсменов к смене часовых поясов
3. Адаптация к горному климату в альпинизме. Результаты
применения гипоксических тренировок в спорте
4. Адаптация спортсменов к жаркому и влажному климату
5. Адаптация юных спортсменов к условиям морского климата
Заключение
Список использованной литературы

Введение

Адаптация — процесс приспособления к изменяющимся условиям внешней среды.
Про адаптацию очень много пишут, порой противоречиво. Понимание процессов адаптации позволяет более хорошо выступать юным спортсменам на соревнованиях.
Еще академик Иван Павлов указывал, что организм как целое непрерывно адаптируется к окружающей среде. Изменение привычных условий проживания и образа жизни есть стресс для организма. То есть, любая поездка на соревнования – это стресс для организма. И чем более выражены изменения (география, длительность поездки, часовая разница, уровень соревнований и т.д.), тем более выражен стресс.

1. Адаптация организма спортсменов к физическим нагрузкам

Проблемы устойчивости к физическим перегрузкам в экстремальных условиях спортивной деятельности относятся к числу наиболее актуальных проблем современной спортивной физиологии и медицины. Отсутствие достаточных знаний в этой области служит серьезным препятствием на пути решения целого ряда других не менее важных проблем, прежде всего проблем профилактики спортивного травматизма и заболеваемости, интенсификации тренировочного процесса и повышения его эффективности, а также разработки новейших физкультурно-оздоровительных технологий.
Изучая проблему устойчивости человека в экстремальных условиях деятельности, В.И. Медведев видел одну из главных причин ее огромной актуальности в том, что деятельность человека всегда носит общественный характер и ее целевая направленность может резко отличаться от целевой направленности биологических защитных реакций.
Это приводит не только к увеличению роли психических факторов в формировании механизмов устойчивости, но и к тому, что в процессе приспособления может возникнуть два типа обеспечивающих реакций и программ поведения, каждый из которых направлен на достижение противоположных целей, то есть возможны противоречия между человеком как биологическим объектом и как членом общества.
Примеры подобных стуаций чаще всего можно наблюдать в спорте, когда из-за резких нарушений гомеостаза, то есть возникновения биологически значимой угрозы, спортсмен сходит с дистанции, не добившись удовлетворения социально значимой доминирующей потребности, например победы в соревнованиях. Однако есть и другие примеры, когда в такой же ситуации, но другой спортсмен успешно справляется с этой сложной задачей и даже увеличивает скорость бега к концу дистанции (“феномен второго дыхания”). Современная наука располагает и множеством других фактов, свидетельствующих о чрезвычайно высокой вариативности индивидуальной устойчивости человека к различным факторам окружающей среды. Вместе с тем физиологические механизмы этого явления, как и физиологические механизмы, лежащие в основе экстренного повышения физической работоспособности, или “феномена второго дыхания”, долгое время оставались малоизученными и наиболее сложными для интерпретации с позиций целостного организма.
Реальная возможность их расшифровки появилась после того, как в процессе многолетних исследований Ю.В. Высочиным было выявлено существование релаксационного механизма срочной адаптации, которому затем было присвоено наименование релаксационного механизма срочной мобилизации защиты (РМСЗ) организма от экстремальных воздействий.
Суть этого механизма заключается в том, что на фоне гипоксии, возникающей при интенсивных физических нагрузках, происходят активизация тормозных систем ЦНС и снижение ее возбудимости, резкое уменьшение количества следовых потенциалов последействия в биоэлектрической активности расслабляющихся мышц, то естъ нормализация процесса расслабления и существенное (иногда до 70-80%) повышение его скорости.
Экспериментально доказано, что активизация РМСЗ обеспечивает возникновение эффекта экстренного повышения работоспособности. Установлено также, что по функциональной активности или мощности РМСЗ все испытуемые подразделяются по крайней мере на три типа (с высокой, средней и низкой активностью) и что именно величина активности РМСЗ, оцениваемая по степени прироста скорости расслабления мышц, предопределяет индивидуальный уровень устойчивости организма при срочной адаптации к физическим нагрузкам и другим факторам среды.
Дальнейшие исследования в этом направлении, а также анализ экспериментальных данных с позиций теории функциональных систем П.К. Анохина привели к заключению, что РМСЗ, оказывающий прямое влияние на сложнейшие внутрисистемные и межсистемные взаимоотношения процессов, которые предопределяют в конечном итоге общий коэффициент полезного действия (ОКПД) организма, уровень физической работоспособности и устойчивости к экстремальным воздействиям, следует отнести к категории функциональных систем под названием неспецифическая “тормозно-релаксационная функциональная система срочной адаптации и защиты” (ТРФСЗ) организма от экстремальных воздействий.
Примечательная особенность теории функциональных систем в отличие от ставшего традиционным анатомического подхода в физиологии и медицине заключается в постулировании в качестве ведущего принципа системной организации физиологических функций.
Физиологические функциональные системы (ФС) организма представляют собой динамические, саморегулирующиеся организации, все компоненты которых избирательно объединяются и взаимодействуют для достижения определенных полезных для организма результатов. Полезный приспособительный для системы и организма в целом результат в концепции П.К. Анохина выступает как центральное звено, как важнейший системообразующий фактор в динамической организации любой функциональной системы.
Такими полезными для организма приспособительными результатами, то есть системообразующими факторами, строящими различные ФС, могут быть либо параметры внутренней среды, определяющие нормальный метаболизм тканей, либо результаты поведенческой, а для человека и социально-трудовой или спортивной, деятельности, удовлетворяющие его социальные потребности.
ТРФСЗ, с точки зрения теории ФС, включает в себя все основные центральные и периферические механизмы, как и любая другая ФС: 1) полезный приспособительный результат, или системообразующий фактор, как ведущее звено функциональной системы; 2) рецепторы результата; 3) обратную афферентацию, поступающую от рецепторов результата в центральные образования функциональной системы; 4) центральную архитектонику, представляющую собой избирательное объединение функциональной системой нервных элементов различных уровней; 5) исполнительные соматические, вегетативные и эндокринные компоненты, включая организованное целенаправленное поведение.
Одним из главных системообразующих факторов ТРФСЗ является тканевая гипоксия, а положительный результат ее деятельности заключается в поддержании нормальных соотношений важнейших гомео-статических констант (02 – С02 ) в организме. Исходя из этого ТРФСЗ можно отнести к категории антигипоксических ФС.
К настоящему времени накоплено достаточно сведений о комплексах антигипоксических реакций, описаны и гомеостатические ФС обеспечения потребностей организма в кислороде, а также общая функциональная система гомеостаза. Вместе с тем ТРФСЗ имеет ряд принципиальных и существенных отличий от других ФС гомеостатической регуляции.
Согласно описаниям А.Н. Меделяновского ведущими компонентами (эффекторами) ФС кислородного обеспечения являются сердечно-сосудистая и дыхательная системы, а конечный положительный результат (антигипоксический эффект) достигается главным образом за счет интенсификации деятельности этих эффекторов (увеличение объема вдоха, частоты дыхания, ударного объема сердца, частоты сердечных сокращений, артериального давления и т.д.). Основной принцип их работы – интенсификация деятельности эффекторов.
В ТРФСЗ, наоборот, главный рабочий принцип – экономизация энергетических затрат и функций эффекторов, а в качестве ведущих компонентов выступают тормозные системы ЦНС и релаксационные процессы нервно-мышечной системы. При этом деятельность ТРФСЗ не определяется ни сердечно-сосудистой, ни дыхательной системой, то есть теми мощными эффекторами, которые играют решающую роль в функциональных системах гомеостаза. Более того, как показали наши исследования, при активизации ТРФСЗ функциональная нагрузка на системы энергообеспечения мышечной деятельности даже уменьшается, о чем свидетельствует снижение уровня ЧСС, дыхания, артериального давления, содержания в крови лактата, креатинина и стрессорных гормонов. Тем не менее благодаря большому экономизирующему эффекту резко возрастает интегральный коэффициент полезного действия организма и существенно повышается физическая работоспособность. Третье существенное отличие состоит в особенностях взаимодействия ТРФСЗ с другими функциональными системами.
Согласно основным принципам классической теории ФС, в частности принципам иерархии и последовательного взаимодействия, в каждый конкретный момент времени деятельность организма определяется доминирующей в плане выживаемости или адаптации к внешней среде ФС. Доминирование ФС в целом организме определяется их биологической, а для человека – в первую очередь социальной значимостью. По отношению к каждой доминирующей все другие ФС в соответствии с их значимостью выстраиваются в определенном иерархическом порядке. После удовлетворения ведущей потребности деятельностью организма завладевает следующая ведущая по социальной или биологической значимости потребность. Она строит новую доминирующую ФС и т.д. Известен и мультипараметрический принцип взаимодействия ФС, предусматривающий их обобщенную деятельность. Однако он распространяется в основном на все показатели гомеостаза и объединяет деятельность различных ФС гомеостатического уровня в единую обобщенную ФС гомеостаза.
Руководствуясь этими принципами, довольно сложно объяснить взаимоотношения ФС при напряженной мышечной деятельности, выполняемой в условиях выраженных нарушений гомеостаза, то есть в ситуациях, когда человеку приходится одновременно решать и социально значимые, и биологически значимые задачи, в реализации которых участвуют разные ФС. Вероятно, именно на эту трудность указывал В.И. Медведев, подчеркивая актуальность исследований проблемы устойчивости человека к экстремальным воздействиям.
Было установлено, что в отличие от известных ФС гомеостаза ТРФСЗ, не вступая в конкурентную борьбу за эффекторы, может параллельно взаимодействовать с другими доминирующими ФС и существенно повышать эффективность их деятельности. Это положение, на наш взгляд, служит важным дополнением и развитием классической теории функциональных систем. Оно позволяет описать сложные причинно-следственные взаимоотношения, основанные на принципах параллельного взаимодействия между мощной локомоторной функциональной системой (ЛФС), формирующейся для удовлетворения доминирующей социально значимой потребности (например, победы в соревнованиях), и ТРФСЗ, формирующейся для устранения нарушений гомеостаза, неизбежно возникающих при интенсивной мышечной деятельности, то есть для удовлетворения не менее значимой биологической потребности.
С возникновением доминирующей социальной мотивации (победить в соревнованиях) в соответствии с основными узловыми стадиями “центральной архитектоники” формируется локомоторная функциональная система (ЛФС) и “включается” готовая, или так называемая старая, сложившаяся в процессе онто- и филогенеза программа. Основной принцип этой программы – интенсификация деятельности всех эффекторов ЛФС.
При этом регистрируется повышение возбудимости ЦНС, резко возрастает интенсивность функционирования нейроэндокринной, нервно-мышечной, сердечно-сосудистой, дыхательной и терморегуляционной систем. Вследствие огромных энерготрат, повышенного потребления кислорода и интенсивного метаболизма нарастают явления ацидоза, тканевой гипоксии и гипоксемии. В мышцах накапливаются молочная кислота и недоокисленные продукты обмена. Появляются явные признаки нарастающего утомления и снижения работоспособности.
На этой стадии, характеризующейся существенными нарушениями гомеостаза, информация о которых от рецепторов результата по каналам афферентной обратной связи поступает в ЦНС, возможны два крайних, совершенно различных как по содержанию, так и по эффективности пути достижения конечной цели – победить в соревнованиях (социальная потребность) и сохранить свою жизнь (биологическая потребность). Каждый из этих путей предопределяется прежде всего степенью функциональной активности или мощности ТРФСЗ у того или иного спортсмена.
У спортсменов с низкой активностью ТРФСЗ организм пытается ликвидировать нарушения гомеостаза и гипоксию за счет дальнейшего повышения возбудимости ЦНС и наращивания интенсивности функционирования кислородтранспортных систем. Однако, как показали наши исследования, этот путь крайне нерентабелен и неэффективен в силу целого ряда причин, объединяющихся в своего рода замкнутый порочный круг, одно из важных звеньев которого – повышенный уровень возбуждения ЦНС.
Любое произвольное движение, как известно, начинается с возбуждения нейронов соответствующих моторных зон коры головного мозга, посылающих двигательные импульсы к конкретным группам мышц и вызывающих их сокращение. Торможение тех же нейронов приводит к прекращению их импульсации и расслаблению мышц. При недостаточной силе тормозного процесса или перевозбуждении ЦНС часть нейронов может остаться в состоянии возбуждения и продолжать посылку двигательных импульсов к расслабляющейся мышце, вызывая появление пачек следовых потенциалов последействия в биоэлектрической активности расслабляющихся мышц, резко выраженные нарушения процесса расслабления и, соответственно, снижение его скорости. Это, в свою очередь, приводит к более или менее выраженным, в зависимости от мощности пачек следовых потенциалов, нарушениям во временных взаимоотношениях работающих мышц, то есть к нарушениям координации движений и появлению периодов одновременной активности мышц-антагонистов, сопровождающейся огромной бесполезной тратой энергии, расходуемой мышцами на преодоление сопротивления (растяжение) собственных антагонистов. Возникновение более мощных пачек следовых потенциалов становится главной причиной серьезных повреждений и даже разрывов мышц.
Повышенная возбудимость ЦНС и значительная иррадиация возбуждения в моторной зоне коры головного мозга, возникающая вследствие первичной или вторичной (относительной) слабости тормозных систем, характерная для спортсменов с низкой активностью ТРФСЗ, сопровождаются явлениями, известными под названием “психоэмоциональная напряженность”. Для этого состояния характерен гипертонус, то есть достаточно сильно выраженное напряжение работающих и неработающих мышц, также приводящий к большим энерготратам, большему потреблению кислорода неработающими мышцами и еще большим нарушениям координации и биомеханической структуры (техники движений).
Вследствие снижения скорости расслабления и нарушения альтернирующего ритма активности мышц-антагонистов резко уменьшаются паузы отдыха между быстрыми ритмическими сокращениями мышц бегуна, а при очень низкой скорости расслабления они вообще могут отсутствовать. По этой причине существенно ухудшаются кровоснабжение и кислородное обеспечение работающих мышц, а вместе с этим уменьшается доля наиболее быстрого и выгодного аэробного ресинтеза АТФ, то есть понижается скорость восстановления энергетических ресурсов, нарастает тканевая гипоксия, ацидоз, “засорение” мышц недоокисленными продуктами обмена и т.д.
Еще большая интенсификация деятельности кислородтранспортных систем в этих условиях неэффективна, поскольку сердце не в состоянии быстро проталкивать кровь через медленно расслабляющиеся мышцы, которые к началу очередного цикла сокращения еще могут иметь более или менее выраженную степень напряжения (в зависимости от частоты ритмических сокращений и скорости расслабления) и значимо улучшить кровоснабжение. Во всяком случае не исключено, что дополнительные энерготраты, возникающие при повышении интенсивности работы кислородтранспортных систем, могут оказаться выше, чем полезный эффект, не говоря уже о возможном перенапряжении этих систем. Вследствие напряжения большого количества работающих и неработающих мышц на фоне кислородной недостаточности возрастает их теплопродукция и возникает нарушение температурного гомеостаза, которое влечет за собой необходимость интенсификации работы систем терморегуляции, в том числе сердечно-сосудистой и дыхательной, и, естественно, еще большие дополнительные энерготраты.
Таким образом, очевидно, что на фоне огромных, причем бесполезных, энерготрат и низкой скорости восстановления энергетических ресурсов организм не в состоянии более или менее длительно поддерживать высокий уровень физической работоспособности: прогрессивно нарастают явления ацидоза, гипоксии, накопления недоокисленных метаболитов, ухудшаются сократительные и релаксационные характеристики мышц, снижается работоспособность. В конечном итоге спортсмен либо показывает низкий спортивный результат, либо вообще, особенно при беге на длинные дистанции, бывает вынужден прекратить состязания.
Следует также отметить, что у 80-90% спортсменов этой категории регистрируются различного рода перенапряжения, травмы и заболевания опорно-двигательного аппарата, дистрофия миокарда, нарушения ритма и гипертрофия сердца.
Совершенно иначе причинно-следственные взаимоотношения физиологических процессов во время напряженной мышечной деятельности развиваются у спортсменов с высокой активностью ТРФСЗ с того момента, когда соответствующие рецепторы результата зафиксировали нарушения гомеостаза. Информация о нарушениях гомеостаза по нервным и гуморальным каналам афферентной обратной связи поступает в ЦНС. Здесь происходит афферентный синтез и на основе механизмов памяти и мотивации принимается решение о переходе на новую, более совершенную и экономичную, программу регуляции функций, предусматривающую необходимость формирования ТРФСЗ для удовлетворения биологически значимой потребности (восстановления гомеостаза) и ее параллельное взаимодействие с уже активно функционирующей локомоторной функциональной системой, обеспечивающей удовлетворение социально значимой потребности.
Практическая реализация новой программы начинается с активизации тормозных систем ЦНС, выполняющих, как известно, важнейшую защитную функцию в организме, не только оберегая нервные клетки от истощения, но и ограничивая стрессорные реакции, гиперкинезы, развитие патологических процессов и т.д. После этого взаимосвязанные комплексы защитных реакций одновременно разворачиваются на разных иерархических уровнях и в нескольких направлениях, сохраняя тем не менее основной рабочий принцип новой программы – экономизации функций эффекторных компонентов ТРФСЗ и ЛФС.
Активизация тормозных систем приводит к снижению уровня возбуждения в ЦНС и быстрой ликвидации отрицательных последствий повышенной возбудимости. Во-первых, снижаются психоэмоциональная напряженность и гипертонус скелетных мышц. В результате улучшаются регуляция, координация, биомеханическая структура (техника) движений и, естественно, возрастают их экономичность и эффективностъ. Снижение гипертонуса приводит к уменьшению энергозатрат и потребления кислорода неработающими группами мышц. Вследствие этого в активно работающие мышцы поступает большее количество кислорода и уменьшается его дефицит, то есть тканевая гипоксия. При этом уменьшаются запрос и функциональная нагрузка на сердечно-сосудистую и дыхательную системы, чем, в свою очередь, обеспечивается дополнительная экономия энергетических ресурсов.
Во-вторых, при активизации тормозных систем ЦНС происходят нормализация процесса расслабления скелетных мышц и существенное повышение его скорости. Благодаря повышению скорости произвольного расслабления мышц (СПР) появляется альтернирующий ритм активности мышц-антагонистов, увеличиваются паузы отдыха между очередными мышечными сокращениями во время быстрого бега, улучшаются кровоснабжение работающих мышц и доставка к ним кислорода. Вследствие этого, с одной стороны (при альтернирующем ритме), уменьшается противодействие друг другу мышц-антагонистов и резко снижаются энерготраты на бесполезную работу. Кроме того, ввиду отсутствия противодействия со стороны антагонистов создаются благоприятные условия для более полного и эффективного использования сократительных свойств мышц. Вмсте с тем следствием улучшения кровоснабжения и кислородного обеспечения является существенное повышение скорости ресинтеза энергетических ресурсов, в частности АТФ, непосредственно во время мышечной деятельности за счет большего долевого участия в этих процессах аэробного фосфорилирования. Следует также учесть, что при этом происходит значительное уменьшение накопления в мышцах метаболитов гликолитического (лактат) и креатинфосфатного (креатинин) обмена, снижаются ацидоз и тканевая гипоксия. Это, в свою очередь, сопровождается снижением запроса к кислородтранспортным системам и соответственно к интенсивности их деятельности (снижаются АД, ЧСС, частота дыхания и т.д.), что создает дополнительную экономию энергетических ресурсов.
Определенные изменения происходят и в деятельности нейроэндокринной системы, но они требуют еще дополнительного изучения. Пока нам известно, что активация ТРФСЗ вызывает снижение продукции стрессорных гормонов и увеличение содержания в крови анаболических стероидов, обеспечивая тем самым более быстрое и полное восстановление энергоресурсов.
Весь этот далеко не полный перечень процессов, объединяемых сложными внутрисистемными и межсистемными причинно-следственными взаимоотношениями, приводит к экономизации функций и энергетических затрат при деятельности всех компонентов (эффекторов) локомоторной функциональной системы, повышению скорости ресинтеза энергетических ресурсов непосредственно во время мышечной деятельности, восстановлению и повышению физической работоспособности, то есть к появлению эффекта экстренного повышения физической работоспособности, или феномена второго дыхания.
Таким образом, благодаря параллельному взаимодействию локомоторной функциональной системы и тормозно-релаксационной функциональной системы защиты организму удается одновременно и эффективно решать две чрезвычайно сложные задачи: удовлетворение социально значимой (победа в соревнованиях) и биологически значимой (восстановление гомеостаза) доминирующей потребности. При этом важнейшим рабочим механизмом, осуществляющим практическую реализацию защитной функции ТРФСЗ, является активизация тормозных систем ЦНС и повышение скорости произвольного расслабления скелетных мышц.

2. Адаптация юных спортсменов к смене часовых поясов

Адаптация к смене часовых поясов во многом зависит от того, на сколько они различаются в месте постоянного пребывания спортсмена и в месте проведения соревнования. Сдвиги во времени на 2 ч почти не влияют на реакцию организма и его работоспособность в первые дни после переезда. Сдвиги во времени на 3-4 ч. вызывают определенные негативные симптомы у спортсменов, но в целом незначительно влияют на их работоспособность. Сдвиг во времени на 5 ч и более связан уже со значительными изменениями деятельности функциональных систем организма и работоспособности спортсмена.
Трансмеридиальные (широтные) перелеты спортсменов через несколько часовых поясов либо продлевают сутки (движение на запад), либо укорачивают их (движение на восток). Это приводит к нарушению привычных биологических ритмов (десинхрозу), так как в организме человека одновременно протекает около 300 физиологических процессов, для которых характерна суточная цикличность.
Суточная (циркадная) цикличность связана с изменением освещенности и температуры окружающей среды. “Датчики времени”, задающие такой ритм, обычно подкрепляются выработанными циклами “работа – отдых”. Чем больше последние соответствуют циклам “свет -темнота”, тем эффективнее проходит спортивная деятельность.
Таким образом, суточные ритмы активности и покоя, бодрствования и сна у человека тесно связаны с суточной цикличностью физиологических процессов (ЧСС, температура тела, скорость проведения возбуждения по нервным волокнам, сопротивляемость в стрессовых ситуациях, физическая работоспособность, артериальное давление, концентрация гемоглобина и др.). Пересечение 4-х и более часовых поясов приводит к изменению привычного ритма “день – ночь”, который не может перестроиться за короткое время перелета. В связи с этим показатели биологических (внутренних) часов у человека в первые дни адаптации к новым условиям пребывания не совпадают с местным астрономическим временем. Возникает рассогласование или десинхроз биологических ритмов, продолжающийся до тех пор, пока человек не приспособится к местному времени.
Синхронизация биоритмов после перелета на запад происходит со скоростью 92 мин. в день, а после перелета на восток – 57 мин. в день. Однако время, необходимое для восстановления отдельных биохимических, физиологических, психических и других процессов в организме существенно различается. Условно можно считать, что при перелете на восток через 7 часовых поясов необходимо около 7 суток, а при перелете на запад – около 4,5 суток. Таким образом, адаптация человека при перемещении в восточном направлении является более сложной и длительной, чем в западном направлении. Приспособление спортсменов к новым условиям и восстановление среднего уровня их работоспособности наступает несколько раньше, чем полная адаптация организма, необходимая для достижения рекордных результатов.
При подготовке к крупным соревнованиям, проходящим в отдаленных регионах (пересечение 4-х и более часовых поясов), нецелесообразна перестройка суточного ритма в домашних условиях, так как она может привести к нервному истощению. Такой сдвиг во времени в привычных условиях оправдан не более чем на 2 ч..
Поясная и соответствующая ей климатическая адаптация при пересечении пяти и более часовых поясов имеет три стадии: 2-3; 4-8 и 9-12 дней.
Активная перестройка психофизиологических функций организма начинается на вторые – третьи сутки и завершается через 8-12 дней. В первые дни наблюдаются нарушение сна и аппетита, ухудшение настроения и самочувствия; у большинства спортсменов эти симптомы могут постепенно исчезать. Показатели функционального состояния нервно-мышечной системы и физической работоспособности повышаются.
Следует подчеркнуть, что в первую неделю может наблюдаться обострение заболеваний, особенно хронических.
Опыт перелетов спортсменов показывает, что важнейшее значение в процессе временной адаптации приобретают режим дня и деятельность человека в первые-вторые сутки пребывания на новом месте, особенно первый ночной сон и первые тренировочные занятия. Поэтому уже в ходе перелета необходимо переходить на новый суточный ритм.

3. Адаптация к горному климату в альпинизме. Результаты применения гипоксических тренировок в спорте

Альпинизм сегодня становится одним из самых популярных видов спортивного туризма и просто активного отдыха. Однако все мы от природы разные, а горы – место непростое. В этой связи весьма актуально встает вопрос о адаптации организма спортсмена в горах. Среди специфических горных условий в первую очередь стоит рассмотреть горный климат, который существенно отличается от климатических условий равнины.
Основное отличие горного климата от привычного нашему организму – знанчительно более пониженное атмосферное давление и парциальное давление кислорода. С подъемом в горы существенно меняется влажность, температура, усиливается действие солнечной радиации, возрастает ионизация воздуха. И со всеми этими изменениями человеку, который идет в горы, необходимо считаться.
Акклиматизация – это физический процесс, который происходит в организме во время приспосабливания к иной среде. В данном случае, как впрочем, и всегда, она состоит из трех этапов. Неустойчивая акклиматизация, затем относительная и, наконец, полня. В организме зачастую в это время происходят сложные перестройки работы, которые могут остаться у него на всю жизнь. Например, человек, полностью привыкший к горному воздуху, впоследствии хорошо переносит любое кислородное голодание. Из реакций организма на горный климат можно выделить наиболее частые: учащенное сердцебиение, увеличение циркуляции крови в единицу времени, возрастание числа гемоглобина и эритроцитов и.т.д. все они, как очевидно, направлены на то, чтобы адекватно снабжать организм кислородом при его нехватке извне.
Справиться с возросшими нагрузками организму удается не всегда, и тогда мы может иметь дело с так называемой горной болезнью, которая может иметь острую, подострую и хроническую форму. Более всего страдают люди, которые злоупотребляют спиртным. Хроническая форма чаще встречается у людей, постоянно живущих в горах.
Гипоксические дыхательные тренировки начали вызывать интерес после Олимпийских игр 1967 года, проводившихся в Мехико – на высоте более 2000 метров над уровнем моря. Их начали использовать для повышения эффективности тренировочного процесса. Тогда, при подготовке спортсменов к условиям соревнований в разреженной атмосфере (с пониженным содержанием кислорода в воздухе), впервые был описан не только процесс адаптации спортсменов к гипоксии. Также отмечалось самостоятельное положительное влияние. Было выяснено, что развитие выносливости, работоспособности, и других показателей спортсменов в условиях гор, осуществляется более эффективно.
В последующем, в многочисленных работах было показано, что гораздо разумнее проводить тренировки не в горах, а в обычных условиях. Связано это с тем, что при организации тренировок на горных спортивных базах на организм спортсмена воздействуют два вида гипоксии одновременно: гипоксическая гипоксия (за счет пониженного содержания кислорода в воздухе), и гипоксия нагрузки (возникающая непосредственно в процессе тренировки). Их сочетанное воздействие может привести к развитию повреждающего эффекта в тканях тела человека. В то же время, гипоксические тренировки в нормобарических условиях (на уровне моря), проводимых с помощью специальных приборов, позволяют разнести во времени воздействие этих двух видов гипоксии.
В настоящее время, после проведенных исследований, в методе гипоксической нормобарической тренировки выработаны несколько базовых положений:
1. Гипоксическая тренировка должна сочетаться с обычным тренировочным процессом.
2. Занятие должно проводиться в покое, когда спортсмен может расслабиться, и усилия компенсаторных механизмов его организма будут направлены только на компенсацию гипоксической гипоксии.
3. Гипоксическая тренировка, сочетающаяся с обычным тренировочным процессом более эффективна, чем длительная тренировка спортсменов в горах или в условиях барокамеры.
Каковы же основные результаты гипоксической тренировки? При всем разнообразии режимов и способов создания условий гипоксии, все авторы, работающие в данном направлении, отмечают сходные эффекты (будут описаны только те из них, в отношении которых получены математически достоверные результаты).
1. Занятия позволяют улучшить общее состояние здоровья:
– повышение уровня гемоглобина (после первых сеансов тренировки для спортсменов этот показатель немного снижается, но уже после 6 – 8-го сеанса достоверно повышается по сравнению с исходным);
– снижение концентрации лактата в крови (после первых тренировок концентрация лактата возрастала, затем достоверно снижалась по сравнению с исходной);
– снижение кислородного долга в процессе физической нагрузки;
– повышение насыщения кислородом артериальной крови;
– увеличение общего времени работы, уменьшается время минимальной экспозиции раздражителей, значительно улучшается способность к различению положительных и отрицательных сигналов, и т.д.
– гипоксические тренировки способствуют улучшению качества ночного сна, более быстрому и полному восстановлению после физических нагрузок, увеличению работоспособности, и др.
2. Гипоксическая дыхательная тренировка способствует также повышению уровня специфической тренированности:
– у гребцов сокращается время прохождения дистанции, повышается максимальный темп гребли и общее количество гребков на последних ступенях нагрузки;
– у велосипедистов повышается мощность максимально выполняемой нагрузки;
– у волейболистов повышается специальная выносливость (определяемая с помощью ступенчатого прыжкового теста), уменьшаются функциональные затраты организма на работу, возрастает объем работы на последней ступени нагрузки;
– по данным Российской академии физической культуры, у бегунов (в основном в литературе приводятся данные о бегунах на короткие дистанции) гипоксическая тренировка рассматривается, как эффективный способ повышения уровня подготовки к соревнованиям;
– у пловцов на фоне занятий заметно возрастают критическая мощность и общее количество выполненной работы, сокращается время прохождения контрольной дистанции;
– аналогичные данные (повышение общей и специфической тренированности) получены при исследовании результата применения гипоксических тренировок в боевых (тайский бокс и др.) и других видах спорта.
Подводя итог, можно сказать, что метод нормобарических гипоксических тренировок, когда гипоксическая нагрузка и гипоксия нагрузки действуют в разное время,
а) эффективен при подготовке спортсменов;
б) более эффективен, чем тренировки в горных условиях.
Важный эффект, который дает гипоксия – лечение, которое осуществляется без применения лекарств. Любой спортсмен знает, насколько велико значение быстрого восстановления после ушибов и травм.
Таким образом, гипоксические тренировки становятся уникальным средством, позволяющим добиться высоких побед и достижений.

4. Адаптация спортсменов к жаркому и влажному климату

Наиболее тягостна для спортсмена акклиматизация в климате влажных тропических и субтропических регионов. Исследователи из новозеландского Университета Отаго (University of Otago, Dunedin, New Zealand) провели исследование, посвященное акклиматизации спортсменов средней и высшей квалификации в климате влажных тропических и субтропических регионов. Ранее было установлено, что акклиматизация в жарком климате может сопровождаться потерей аппетита, расстройством деятельности кишечника, нарушением сна, понижением сопротивляемости к инфекционным заболеваниям.
В жарком и влажном климате в тканях и органах наблюдаются значительные изменения. Большая нагрузка приходится на кардио-респираторную систему, систему терморегуляции и обменные процессы. Некоторые отклонения отмечаются и со стороны ЦНС. При физических нагрузках увеличивается объем крови в активных мышцах, усиливается микроциркуляция крови в коже; расширение кожных сосудов затрудняет возврат крови к сердцу. Высокая температура и большая влажность воздуха способствует повышению температуры тела, что усиливает потоотделение и ведет к большим потерям электролитов, некоторых органических веществ, гликогена, железа.
Отмеченные функциональные отклонения обусловливаются нарушением водно-солевого обмена. Снижается мышечный тонус, увеличивается потоотделение, понижается мочевыделение, учащаются дыхание, пульс и др. Теперь учеными показано, что повышение температуры тела при физической нагрузке может быть обусловлено сдвигом т.н. “set point” – «установочной точки». Имеются основания полагать, что при мышечной работе в крови образуются “эндогенные пирогены”, которые “включают” (или “выключают”) центр терморегуляции, а в последующем уже его активность определяет изменение соотношений между процессами теплопродукции и теплоотдачи, “выгодных” ему для оптимального функционирования в новых условиях.
Кроме того, обнаружен индикатор толерантности к высокой температуре – протеин 70 [HSP70]. Этот белок появляется в организме при выполнении эрготермических нагрузок, в периоде развития рабочей гипертермии, что сопровождается мобилизацией показателей вегетативного гомеостаза. Максимум концентрации HSP70 отмечается на том уровне (“плато”), на котором стабилизируется температура ядра тела.
При выполнении мышечной работы “на выносливость” (например, степ-тест до отказа) между продолжительностью работы и устойчивостью организма к нарушению его температурного гомеостаза существует высокая положительная корреляционная связь. Повышение температуры ядра тела при работе может носить фазный характер (в зависимости от физиологической “тяжести” нагрузки и степени адаптации организма к ней), элементом которого является стабилизация рабочей гипертермии на повышенном уровне, однако во многих случаях наблюдается линейное развитие гипертермии.
По мере увеличения тепловой нагрузки напряжение механизмов адаптации возрастает. Перегревание тела может вызвать тепловой удар, тепловое истощение, а при большом выделении с потом минеральных веществ — тепловые судороги. Для улучшения самочувствия рекомендуется соблюдать водно-солевой режим, внести коррективы в пищевой рацион, подобрать соответствующую экипировку.

5. Адаптация юных спортсменов к условиям морского климата

Морской климат характеризуется относительно малой изменчивостью температуры воздуха в течение года и суток, определенными ветровыми и влагообразующими режимами, а также влиянием химических свойств морской воды на воздушные массы. Под влиянием энергии Солнца огромные массы воды, испаряясь, поступают в атмосферу. Вместе с ними в воздух попадают газы и соли морской воды. При этом образуются аэрозоли и свободные положительные заряды (аэроионы). Морской воздух, кроме обычных газов (включая кислород с несколько увеличенным количеством озона), содержит повышенное количество влаги в молекулярном и зольном состоянии, а также кристаллы морской соли. Морские аэрозоли содержат NСl, КСl, MgCl2, NВг, СаSО4, МgSО4, СаСО2, МgСО3 и др. 0ни постоянно образуются, осаждаются и окисляются. Наибольшее количество аэрозолей находится над водой и вблизи береговой линии. В 1 м3 прибрежного морского воздуха содержится от 1 до 10 мг и более NСl и других солей, соответствующих минеральному составу морской воды, от 0,001 до 0,02 мг и более соединений иода и брома. Качественный состав морских аэрозолей варьирует в зависимости от метеорологических условий и химического состава вод различных морей. Концентрация химических веществ возрастает при волнении моря прямо пропорционально скорости движения воздуха.
Морской климат может быть подразделен на климат морей холодного, умеренного и жаркого пояса. На него оказывают влияние климатические условия прилегающей суши.
Климат морей холодных зон Земли несколько мягче сурового климата континентов, но низкие температуры воды, холодные сырые соленые ветры, нередкие штормы создают своеобразие этих мест. Климатические факторы холодных морей сочетаются с суточными и сезонными особенностями светового режима, ультрафиолетовой недостаточностью в темное полугодие и повышенной космической радиацией высоких широт.
Климат морей умеренных широт в значительной степени определяется влиянием Атлантического и Тихого океанов. В зоне широт 40–60° в обоих океанах Северного полушария средняя температура августа +22 и +8 °C соответственно. В феврале в Атлантическом океане + 15-0 °C, в Тихом – от +10 до -10 °C. В Западной Европе и Северной Америке в зоне умеренных широт отчетливо преобладает перенос на материк морских воздушных масс.
Климат морей жаркой зоны Земли представлен пассатным климатом, который отличается сравнительно высокой температурой воздуха, устойчивыми направлением и скоростью ветра, умеренной облачностью и малым количеством осадков. Эти восточные ветры тропических широт распространяются на большие пространства, особенно над океаном, по обращенным к экватору перифериям субтропических антициклонов.
В некоторых географических областях выражен муссонный климат, который характеризуется сезонным режимом воздушных течений. Зимние муссоны, как правило, направлены с суши на океан (континентальный муссон), а летние – с океана на сушу (океанический муссон). Со сменой муссонов происходит смена сухой малооблачной погоды зимой на влажную дождливую – летом. Муссонная циркуляция воздуха связана с солнечно-тепловым режимом больших территорий морей и суши.
Адаптация человека к условиям морского климата по своему характеру не является однозначной. 0на определяется разнообразием физических свойств климатообразующих факторов различных географических поясов земного шара, а также химическими свойствами морского воздуха.
Адаптация к морскому климату высоких широт. Ведущее значение в этом случае приобретают факторы охлаждения, длительной световой и ультрафиолетовой недостаточности и повышенной космической радиации. Начальный период адаптации сопровождается усилением физиологических реакций. Вдыхание прохладного, резко увлажненного воздуха, повышенный ветровой режим, ощущение пронизывающего холода оказывают раздражающее действие на гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую и симпатоадреналовую системы. Это вызывает гипертензивное состояние и усиление обмена веществ. Так, основной обмен может повышаться до 100–150 %. Со стороны крови отмечено увеличение количества эритроцитов, некоторое падение, а затем выравнивание индекса гемоглобина. Проявляется небольшой лейкоцитоз и лимфоцитоз, эозинофилия и умеренный нейтрофильный сдвиг.
Следует отметить то, что процесс адаптации юных спортсменов часто сопровождается невротическими реакциями. По мере адаптации ответные реакции уменьшаются. Исследователи отмечают большую вариабельность в показателях физиологических функций, которая, однако, не исключает общей направленности реакций на климат.

Заключение

В заключении данной работы можно подвести следующие итоги.
Физическая адаптация является динамическим процессом, и ее структура меняется в ходе систематических тренировок. Поэтому при планировании и организации тренировочного процесса следует учитывать те функциональные изменения, которые обусловлены проведением тренировок и соревнований в условиях жаркого и влажного климата. При физических нагрузках теплопродукция резко возрастает, что нередко ведет к перегреванию организма и нарушению метаболизма тканей.
Адаптация спортсменов к жаркому и влажному климату, биоритмам осуществляется при помощи морфофизиологических, биохимических и поведенческих реакций спортсмена.
Акклиматизация – длительный процесс и зависит от ряда факторов: функционального состояния здоровья, возраста и пола спортсмена.
Для акклиматизации спортсменов характерны фазовые реакции регулирующих систем организма. Эти реакции являются общебиологическими формами адаптации.
Акклиматизация к жаркому и влажному климату должна проводиться в течение 2–3 недель с применением комплекса восстановительно-профилактических средств, с достаточным приемом жидкости.
В первые 3–5 дней нахождения в новых климатогеографических условиях тренировки должны носить циклический характер, быть непродолжительными по времени, малой интенсивности.
Скорость климатической и временной адаптации зависит от тренированности и индивидуальных особенностей спортсмена, возраста.

Список использованной литературы

1. Агаджанян Н. А., Шабатура Н. Н. Биоритмы, спорт, здоровье. – М.: Физкультура и спорт, 2009
2. Ашоф Ю. Биологические ритмы. – М.: Мир, 2008
3. Большая спортивная энциклопедия. – Изд-во: Олма-Пресс, 2005
4. Буровых А.Н., Файн А.М. Восстановление работоспособности в спорте. – М.: Физкультура и спорт, 2006
5. Белоцерковский З.Б., Любина Б.Г., Богданова Е.В. Гемодинамика, внутренние структуры сердца и сосудистые сопротивления артериальной системы у спортсменов во время изометрической нагрузки //Вестник спортивной медицины России. 2009, № 2 (23), с. 5-8.
6. Агаджанян Н.А., Шабатура Н.Н. Биоритмы, спорт, здоровье. – М.: ФиС, 2009. – 208 с.
7. Биологические ритмы: В 2-х т. Под ред. Ю. Ашофа / Пер. с англ. – М.: Мир, 1984. – 412 с.
8. Дубровский В.И. Реабилитация в спорте. – М.: ФиС, 2001. – 208 с.
9. Чвырев В.Г., Ажаев А.Н., Новожилов Г.Н. Тепловой стресс. – М.: Медицина, 2000. – 296 с.