«Антоновские яблоки» – одно из поэтичных произведений И.А. Бунина

руб.0

Артикул: 50079 Категория:

Описание

Содержание

Введение 3
1. Жизнь и творчество И.А. Бунина 4
2. «Антоновские яблоки» – одно из поэтичных
произведений И.А. Бунина 11
3. Рассказ И.А. Бунина “Чистый понедельник” 15
Заключение 18
Список использованной литературы 20

Введение

Бунин Иван Алексеевич (1870–1953) – выдающийся русский прозаик, поэт, переводчик. Охватывая более шести десятилетий, творчество Бунина свидетельствует о постоянстве его художественной натуры.
Классик русской литературы И.А.Бунин вошел в историю, по точной характеристике Вл.Ходасевича, уникальным «архаистом-новатором». Бунин сочленил высокую традицию русского слова с тончайшей передачей опыта трагически изломанной, приобщившейся к иррациональному, но взыскующей цельности человеческой личности XX века. И опыт этот не разлагал язык классики, а подчинялся ему и поверялся им.
Целью данной работы является изучение жизни и творчества Ивана Алексеевича Бунина.

1. Жизнь и творчество И.А. Бунина

Иван Алексеевич Бунин – замечательный русский писатель, поэт и прозаик, человек большой и сложной судьбы.
Иван Алексеевич Бунин родился 23 октября 1870 года (10 октября по старому стилю) в Воронеже, на Дворянской улице. Обнищавшие помещики Бунины, принадлежали знатному роду, среди их предков – В. А. Жуковский и поэтесса Анна Бунина.
Детство будущего писателя протекало в условиях дворянской скудеющей жизни, окончательно разорившегося «дворянского гнезда» (хутор Бутырки Елецкого уезда Орловской губернии). Он рано выучился читать, с детства обладал фантазией и был очень впечатлителен. Поступив в 1881 в гимназию в Ельце, проучился там всего пять лет, так как семья не имела на это средств, завершать гимназический курс пришлось дома (осваивать программу гимназии, а потом и университета ему помогал старший брат Юлий, с которым писателя связывали самые близкие отношения). Дворянин по рождению, Иван Бунин не получил даже гимназического образования, и это не могло не повлиять на его дальнейшую судьбу.
Средняя Россия, в которой прошло детство и юность Бунина, глубоко запала в душу писателя. Он считал, что именно средняя полоса России дала лучших русских писателей, а язык, прекрасный русский язык, подлинным знатоком которого он был сам, по его мнению, зародился и постоянно обогащался именно в этих местах.
С 1889 началась самостоятельная жизнь — со сменой профессий, с работой как в провинциальной, так и в столичной периодике. Сотрудничая с редакцией газеты «Орловский вестник», молодой литератор познакомился с корректором газеты Варварой Владимировной Пащенко, вышедшей за него замуж в 1891. Молодые супруги, жившие невенчанные (родители Пащенко были против брака), впоследствии перебрались в Полтаву (1892) и стали служить статистиками в губернской управе. В 1891 вышел первый сборник стихов Бунина, еще очень подражательных.
1895 год — переломный в судьбе писателя. После того как Пащенко сошлась с другом Бунина А. И. Бибиковым, писатель оставил службу и переехал в Москву, где состоялись его литературные знакомства (с Л. Н. Толстым, чья личность и философия оказали сильнейшее влияние на Бунина, с А. П. Чеховым, М. Горьким,Н. Д. Телешовым, участником «сред» которого стал молодой писатель). Бунин водил дружбу и со многими известными художниками, живопись его всегда притягивала к себе, недаром его поэзия так живописна. Весной 1900, находясь в Крыму, познакомился с С. В. Рахманиновым и актерами Художественного театра, труппа которого гастролировала в Ялте.
В 1900 появился рассказ Бунина «Антоновские яблоки», позднее вошедший во все хрестоматии русской прозы. Рассказ отличает ностальгическая поэтичность (оплакивание разоренных дворянских гнезд) и художественная отточенность. В то же время «Антоновские яблоки» подверглись критике за воскуренный фимиам голубой крови дворянина. В этот период приходит широкая литературная известность: за стихотворный сборник «Листопад» (1901), а также за перевод поэмы американского поэта-романтика Г. Лонгфелло «Песнь о Гайавате» (1896), Бунину была присуждена Российской Академией наук Пушкинская премия (позже, в 1909 он был избран почетным членом Академии наук). Поэзия Бунина уже тогда отличалась преданностью классической традиции, эта черта в дальнейшем пронижет все его творчество. Принесшая ему известность поэзия сложилась под влиянием Пушкина, Фета, Тютчева. Но она обладала только ей присущими качествами. Так, Бунин тяготеет к чувственно-конкретному образу; картина природы в бунинской поэзии складывается из запахов, остро воспринимаемых красок, звуков. Особую роль играет в бунинской поэзии и прозе эпитет, используемый писателем как бы подчеркнуто субъективно, произвольно, но одновременно наделенный убедительностью чувственного опыта.
Семейная жизнь Бунина уже с Анной Николаевной Цакни (1896-1900), также сложилась неудачно, в 1905 скончался их сын Коля.
В 1906 Бунин познакомился с Верой Николаевной Муромцевой (1881-1961), ставшей спутницей писателя на протяжении всей его последующей жизни. Муромцева, обладая незаурядными литературными способностями, оставила замечательные литературные воспоминания о своем муже («Жизнь Бунина», «Беседы с памятью»). В 1907 Бунины отправились в путешествие по странам Востока — Сирии, Египту, Палестине. Не только яркие, красочные впечатления от путешествия, но и ощущение нового наступившего витка истории дали творчеству Бунина новый, свежий импульс.
Если в произведениях более ранних — рассказах сборника «На край света» (1897), а также в рассказах «Антоновские яблоки» (1900), «Эпитафия» (1900), Бунин обращается к теме мелкопоместного оскудения, ностальгически повествует о жизни нищих дворянских усадеб, то в произведениях, написанных после первой русской Революции 1905, главной становится тема драматизма русской исторической судьбы (повести «Деревня», 1910, «Суходол», 1912). Обе повести имели огромный успех у читателей. М. Горький отмечал, что, тут писателем был поставлен вопрос «… быть или не быть России?». Русская деревня, считал Бунин, обречена. Писателя обвиняли в резко негативном отражении жизни деревни.
«Беспощадную правду» бунинского письма отмечали самые разные литераторы (Ю. И. Айхенвальд , З. Н. Гиппиус и др. ). Однако реализм его прозы неоднозначно традиционен: с убедительностью и силой рисует писатель новые социальные типы, явившиеся в пореволюционной деревне.
В 1910 Буниными было предпринято путешествие сначала в Европу, а затем в Египет и на Цейлон. Отголоски этого путешествия, впечатление, которое произвела на писателя буддийская культура, ощутимы, в частности, в рассказе «Братья» (1914). Осенью 1912 — весной 1913 опять за границей (Трапезунд, Константинополь, Бухарест), затем (1913-1914) — на Капри.
В 1915-1916 выходят сборники рассказов «Чаша жизни», «Господин из Сан-Франциско». В прозе этих лет ширится представление писателя о трагизме жизни мира, об обреченности и братоубийственном характере современной цивилизации (рассказы «Господин из Сан-Франциско», «Братья»). Этой цели служит и символическое, по мысли писателя, использование в этих произведениях эпиграфов из Откровения Иоанна Богослова, из буддийского канона, литературные аллюзии, присутствующие в текстах (сравнение трюма парохода в «Господине из Сан-Франциско» с девятым кругом дантовского ада). Темами этого периода творчества становятся смерть, судьба, воля случая. Конфликт обычно разрешается гибелью.
Единственными ценностями, уцелевшими в современном мире, писатель считает любовь, красоту и жизнь природы. Но и любовь бунинских героев трагически окрашена и, как правило, обречена («Грамматика любви»). Тема соединения любви и смерти, сообщающего предельную остроту и напряженность любовному чувству, свойственна творчеству Бунина до последних лет его писательской жизни.
Февральскую революцию воспринял с болью, предчувствуя предстоящие испытания. Октябрьский переворот только укрепил его уверенность в приближающейся катастрофе. Дневником событий жизни страны и размышлений писателя в это время стала книга публицистики «Окаянные дни» (1918). Бунины уезжают из Москвы в Одессу (1918), а затем — за границу, во Францию (1920). Разрыв с Родиной, как оказалось позднее, навсегда, был мучителен для писателя.
Темы дореволюционного творчества писателя раскрываются и в творчестве эмигрантского периода, причем в еще большей полноте. Произведения этого периода пронизаны мыслью о России, о трагедии русской истории 20 века, об одиночестве современного человека, которое только на краткий миг нарушается вторжением любовной страсти (сборники рассказов «Митина любовь», 1925, «Солнечный удар», 1927, «Темные аллеи», 1943, автобиографический роман «Жизнь Арсеньева», 1927-1929, 1933). Бинарность бунинского мышления — представление о драматизме жизни, связанное с представлением о красоте мира, — сообщает бунинским сюжетам интенсивность развития и напряженность. Та же интенсивность бытия ощутима и в бунинской художественной детали, приобретшей еще большую чувственную достоверность по сравнению с произведениями раннего творчества.
В 1927-1930 Бунин обратился к жанру короткого рассказа («Слон», «Телячья головка», «Петухи» и др.). Это — результат поисков писателем предельного лаконизма, предельной смысловой насыщенности, смысловой «вместимости» прозы.
В эмиграции отношения с видными русскими эмигрантами у Буниных складывались тяжело, да и Бунин не обладал коммуникабельным характером. В 1933 он стал первым русским писателем, удостоенным Нобелевской премии. Это был, конечно, удар для советского руководства. Официальная пресса, комментируя это событие, объясняла решение Нобелевского комитета происками империализма.
Вo время столетия гибели А. С. Пушкина (1937) Бунин, выступая на вечерах памяти поэта, говорил о «пушкинском служении здесь, вне Русской земли».
С началом Второй мировой войны, в 1939, Бунины поселились на юге Франции, в Грассе, на вилле «Жаннет», где и провели всю войну. Писатель пристально следил за событиями в России, отказываясь от любых форм сотрудничества с нацистскими оккупационными властями. Очень болезненно переживал поражения Красной Армии на восточном фронте, а затем искренне радовался ее победам.
В 1927-1942 бок о бок с семьей Буниных жила Галина Николаевна Кузнецова, ставшая глубокой поздней привязанностью писателя. Обладая литературными способностями, она создала произведения мемуарного характера, самым запоминающимся образом воссоздающие облик Бунина («Грасский дневник», статья «Памяти Бунина»).
Живя в нищете, прекратил публикацию своих произведений, много и тяжело болея, он все же написал в последние годы книгу воспоминаний, работал над книгой «О Чехове», вышедшей посмертно (1955) в Нью-Йорке.
Бунин неоднократно выражал желание возвратиться на Родину, указ советского правительства 1946 «О восстановлении в гражданстве СССР подданных бывшей Российской империи…» назвал «великодушной мерой». Однако ждановское постановление о журналах «Звезда» и «Ленинград» (1946), растоптавшее А. Ахматову и М. Зощенко, навсегда отвратило писателя от намерения вернуться на Родину.
В 1945 Бунины вернулись в Париж. Крупнейшие писатели Франции и других стран Европы высоко оценивали творчество Бунина еще при его жизни (Ф. Мориак, А. Жид, Р. Роллан, Т. Манн, Р.-М. Рильке, Я. Ивашкевич и др.). Произведения писателя переведены на все европейские языки и на некоторые восточные.
Похоронен Бунин на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа, под Парижем.

2. «Антоновские яблоки» – одно из поэтичных произведений И.А. Бунина

И.А. Бунин – писатель, который создавал в своих стихотворениях и прозе прекрасные образы русской природы. «Так знать и любить природу, как умеет И.А. Бунин, мало кто умеет» – так о Бунине писал Александр Блок. Картины природы, созданные Буниным, так восхищали читателей и критиков, что в 1903 году ему присудили Пушкинскую премию за сборник стихотворений «Листопад».
Особенной любовью поэта пользовалась природа русской деревни. Бунина вообще можно назвать певцом русской деревни. Он на протяжении всего творчества возвращался к описаниям русской деревни, создавал картины деревенской патриархальной жизни, уходящей в прошлое. Во многом этому способствовали детские воспоминания автора. Детство Бунина прошло среди красот русской природы, в орловском имении. Красота лесов, полей, лугов… Он навсегда запомнил запах скошенной травы, луговых цветов. Память о красоте родного края помогала ему при создании произведений.
В рассказе «Антоновские яблоки» он вновь обращается к теме жизни русской деревни, затрагивает проблему обедневших дворянских родов, событий, которые он сам наблюдал в детстве. Этот рассказ – наиболее лиричный и красивый из всех рассказов поэта о природе. В нем Бунин сумел передать не только красоты природы, описал жизнь деревни, но и сумел передать дух той жизни, мы можем услышать звуки и запахи этих мест.
Язык рассказа настолько легкий, поэтичный, что рассказ часто называют стихотворением в прозе. Уже с первых строк читатель погружается в атмосферу солнечных дней ранней осени, вдыхает запахи яблок, созревающих в садах, слышит разговор людей, скрип телег. «Помню раннее, свежее, тихое утро… Помню большой, весь золотой, подсохший и поредевший сад, помню кленовые аллеи, тонкий аромат опавшей листвы и запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести. Воздух так чист, точно его совсем нет, по всему саду раздаются голоса и скрип телег».
Бунин с замиранием сердца описывает прелесть русских просторов, деревенские поля, прозрачный воздух. «Местность ровная, видно далеко. Небо легкое и такое просторное и глубокое… Вокруг раскидываются широкими косяками свежие, пышно-зеленые озими… А в ясную даль убегают четко видные телеграфные столбы, и проволоки их, как серебряные струны, скользят по склону ясного неба». Такой рассказ является очень сложным для анализа, ведь поэт передал не столько какие-то факты и события, а настроение, чувства, которые вызвало у него пребывание в деревне. Это зарисовка воспоминаний поэта, легкая, невесомая, очень яркая. Бунин умел тонко чувствовать и передавать настроение, запахи и звуки.
Читатель «Антоновских яблок» может почувствовать запах яблок, услышать скрип телег, разговор жителей, увидеть сад, поля, красоты русской природы. Бунин пишет восторженную оду русской природе, деревенскому пейзажу, русскому патриархальному укладу жизни. Русская деревня изображалась многими авторами. При этом читатель мог видеть и ее нищету, и бедность, и ужасные порядки, царившие там. Но Бунин описывает деревенский быт как мир красоты, духовности, наполненный любовью людей. «Когда, бывало, едешь солнечным утром по деревне, все думаешь о том, как хорошо косить, молотить, спать на гумне в ометах, а в праздник встать вместе с солнцем, под густой и музыкальный благовест из села, умыться около бочки и надеть чистую замашную такие же портки и несокрушимые сапоги с подковками. Если же, думалось, к этому прибавить здоровую и красивую жену в праздничном уборе, да поездку к обедне, а потом обед у бородатого тестя, обед горячей бараниной на деревянных тарелках и с ситниками, с сотовым медом и брагой, – так больше и желать невозможно!»
И действительно, жизнь в русской деревне размеренная, уютная, патриархально-надежная, богатая. Пусть даже это богатство измеряется не в деньгах. Старики в Выселках живут подолгу, так, что даже не помнят, сколько уже прожили. «Старики и старухи жили в Выселках очень подолгу, – первый признак богатой деревни, – и все были высокие, большие и белые, как лунь. Только бывало и слышишь, бывало: ”Да, – вот Агафья восемьдесят три годочка отмахала….”».
Бунин делает изображение природы в своих рассказах ярким, сочным, выбирает для этого наиболее точные слова. Рассказ невелик по объему, но поэт сумел передать в нем так много. Это и природа, и уклад жизни, и беседы жителей деревни, и праздники, и будни. Для Бунина природа красива всегда: и суровой зимой, и жарким летом. Его интересуют все жители деревни – и помещики, дворяне, и крестьяне. Он передает их занятия, их одежду, их речь. Поэтическое чутье Бунина позволило ему передать музыкальность русской речи, разговор льётся, как песня. К.Г. Паустовский писал: «Язык Бунина прост, почти скуп, чист и живописен. Но вместе с тем он необыкновенно богат в образном и звуковом отношениях – от кимвального пения до звона родниковой воды, от размеренной чеканности до интонаций удивительно нежных, от легкого напева до гремящих библейских обличений, а от них – до четкого, разящего языка орловских крестьян».
Создавая лиричный, прекрасный мир русской деревни Бунин, конечно, отходил от реальности. Его Россия- нарочито благополучная, добрая, богатая, неторопливая, богатая – уже уходила в прошлое к тому моменту, как был создан рассказ. Время этих людей проходит. Но Бунин с нежностью вспоминает его, тех людей, которые создавали ту атмосферу любви и спокойствия, которая так запомнилась поэту, дворянский усадьбы, где они жили. «Прежде такие усадьбы, как усадьба Анны Герасимовны, были не редкость. Были и разрушающиеся, но все ещё жившие на широкую ногу усадьбы с огромным поместьем, с садом в двадцать десятин. Правда, сохранились некоторые из таких усадеб ещё и до сего времени, но в них уже нет жизни… Нет троек, нет верховых «киргизов», нет гончих и борзых собак, нет дворни и нет самого обладателя всего этого – помещика-охотника, вроде моего покойного шурина Арсения Семеныча».
«Антоновские яблоки» – ностальгия поэта по уходящей России, тому, что уже ушло и никогда не придет. И оттого прошлое кажется прекрасным и безоблачным. Бунин и описывает деревню как некую чудесную страну, где жизнь течет сыро, размеренно и неторопливо. Символом этой жизни и являются антоновские яблоки, давшие название рассказу. Даже в доме сначала чувствовался запах яблок: «Войдешь в дом и прежде всего услышишь запах яблок, а потом уже другие: старой мебели красного дерева, сушеного липового цвета, который с июня лежит на окнах…».
Этот аромат словно пропитал все вокруг и сам стал средоточием деревенской жизни, ее неотъемлемой частью. Уродившаяся антоновка была символом богатства: «Ядреная антоновка – к веселому году». Богатство деревни определяли по урожаю антоновских яблок. Вся Россия стоит за эти садом, в котором росли антоновки. Это концентрация ее духа, ее силы, богатства и плодородия Родины… Вспоминая о своем прошлом, поэт первым делом вспоминает запах яблок, липового цвета. И хотя даже в воспоминаниях поэта проявляются признаки разрушения этого патриархального мира, поэт пишет о разорившихся мелкопоместных дворянах, даже в их жизни он находит свою прелесть. «Запах антоновских яблок исчезает из помещичьих усадеб. Эти дни были так недавно, а меж тем мне кажется, что с тех пор прошло чуть не целое столетие».
Отдельно Бунин останавливается на описании Арсения Семеновича, разорившегося дворянина. Герой Антоновских яблок« часто бывал в его усадьбе. Его судьба типична для многих обедневших дворян. Он разорен и ведет почти нищенскую жизнь. Но Бунин находит свою красоту и в этих проявлениях деревенской жизни. Даже об этом он вспоминает с любовью, ему приятны воспоминания того времени. Эта жизнь тоже может быть поэтичной, духовной и прекрасной. «Хороша и мелкопоместная жизнь!» – пишет Бунин. Человек был очень близок с природой, рядом с которой жил, чувствовал ее, вся жизнь была подчинена природным законам. Распорядок дня, охота, грустные песни этих людей остались в воспоминаниях Бунина как яркое, красивое, доброе время.
«Антоновские яблоки» Бунина – это гимн поэта своей Родине, той жизни, которая уже ушла в прошлое, но осталась в памяти писателя как самое лучшее, чистое, духовное время. За время всего своего творчества он не изменил России и не раз ещё обращался к теме русской деревни и патриархальным устоям русской усадьбы.

3. Рассказ И.А. Бунина “Чистый понедельник”

В искусстве передачи темы любви И.А. Бунин предстает как писатель ошеломительного таланта, как филигранный мастер, психолог, умеющий тонко и точно передавать состояние души влюбленного человека. Писатель умеет так говорить о сложных, откровенных темах, что они ни в коем случае не выглядят пошлыми, а напротив, раскрывают удивительно достоверно самые интимные человеческие переживания.
Герои рассказа Бунина «Чистый понедельник» вызывают у читателя симпатию, и читатель переживает за них. Мы не знаем их имен, но это и неважно. Писатель дает молодым людям, полюбившим друг друга, точные характеристики, причем повествование ведется от лица героя, который пытается быть объективным, рассказывая о своей жизненной драме. Оба они красивы: «Я будучи родом из Пензенской губернии, был в ту пору красив почему-то южной, горячей красотой, был даже «неприлично красив», как сказал мне однажды один знаменитый актер…». Его возлюбленная была также удивительной красоты: «А у нее красота была какая-то индийская, персидская: – смугло-янтарное лицо, великолепные и несколько зловещие в своей густой черноте волосы, мягко блестящие, как черный соболиный мех, брови, черные, как бархатный уголь, глаза; пленительный бархатисто-пунцовыми губами рот оттенен был темным пушком; выезжая, она чаще всего надевала гранатовое бархатное платье и такие же туфли с золотыми застежками (а на курсы ходила скромной курсисткой, завтракала за тридцать копеек в вегетарианской столовой на Арбате)…».
Герой предстает перед нами как человек вполне земной, который имеет простые представления о счастье с любимым человеком, ему хочется создать с ней семью, быть всегда вместе. Но героиня, ее внутренний мир, представляется нам более сложным. Сам герой говорит об этой их разнице, отмечая различия во внешнем поведении: «Насколько я был склонен к болтливости, к простосердечной веселости, настолько она была чаще всего молчалива: все что-то думала, все как будто во что-то мысленно вникала; лежа на диване с книгой в руках, часто опускала ее и вопросительно глядела перед собой…». ТО есть с самого начала она выглядела странной, необычной, словно чуждой всей окружающей действительности. Она сама говорит о том, что чувствует себя не созданной для привычной в сознании многих людей радостей жизни: «Нет, в жены я не гожусь. Не гожусь, не гожусь…». Действительно, по мере развития повествования мы видим, что она вполне искренно относится к герою, она искренне любит его, но есть в ней что-то, что тревожит ее, мешает ей принять однозначное решение.
Девушка изумляет своим непостоянством в увлечениях и интересах, в ней как будто существуют несколько людей, она постоянно следует разными путями. Возлюбленный не в силах до конца понять ее, поскольку видит, насколько несовместимые вещи объединены в ней. Так, временами она ведет себя как обыкновенная девушка ее возраста и круга: посещает курсы, ездит на прогулки, в театра, обедает в ресторанах. И становится непонятным, зачем она училась на курсах, зачем разучивала начало «Лунной сонаты», для чего повесила над диваном портрет босого Толстого. Когда возлюбленный задавал ей вопрос «зачем?», она пожимала плечами: «А зачем делается все на свете? Разве мы понимаем что-нибудь в наших поступках?» Но в душе героиня внутренне чужда всему этому. «Похоже было на то, что ей ничего не нужно: ни цветы, ни книги, ни обеды, ни театры, ни ужины за городом…».
Героиня полностью раскрывается, когда вдруг предлагает поехать на кладбище, и мы вместе с героем узнаем, что она часто ходит в кремлевские соборы, в монастыри, любит читать русские летописные сказания. В ее душе совпали тяга к божественному и ко всему богатству космоса, колебания и тоска по идеалу. Ей представляется, что только в монастырях и духовных песнопениях сохранилось «чувство родины, ее старины », духовность. Но нельзя сказать, что героиня не пытается найти смысл в окружающем ее мире- не случайно ведь так широк круг ее увлечений. Да, она полностью отдается чувству любви, и в своих чувствах она не сомневается, но она абсолютно уверена в том, земное счастье не то, что нужно ей.
Девушка уезжает из Москвы, объясняя свой отъезд так: «В Москву не вернусь, пойду пока на послушание, потом, может быть, решусь на подстриг… Пусть Бог даст сил не отвечать мне- бесполезно длить и увеличивать нашу муку…». А затем принимает решение – в Чистый понедельник, после Прощального воскресенья, героиня уходит в монастырь. Не найдя красоты, духовности в современном ей мире, героиня уходит из него туда, где, как ей кажется, они есть: в прошлое, в монастырь. Возлюбленный просил ее, но до конца понять не смог, не осознал, что же толкнуло ее на бегство из этого мира. Для него потеря возлюбленной оказалась катастрофичной, он так и не смог оправиться от утраты. Он исполнил ее просьбу не искать ее и не тревожить, а сам «долго пропадал по самым грязным кабакам, спивался, всячески опускаясь все больше и больше. Потом стал понемногу оправляться – равнодушно, безнадежно… Прошло почти два года с того Чистого понедельника…».
Чувство любви в этом рассказе – чувство печальное, и красивое одновременно. Любовь захватывает все помыслы человека, но тем не менее герои расстаются. Нужно сказать, что одна из особенностей творчества Бунина состоит в том, что любовь у него долго не живет в семье, в браке, в буднях. Это чувство подобно короткой, ослепительной вспышке, озарившей души влюбленных. А затем неизбежен трагический финал.
Заключение

В заключении следует отметить то, что основное построение лирики Бунина – элегичность, созерцательность, грусть как привычное душевное состояние. И пусть, по Бунину, это чувство грусти не что иное, как желание радости, естественное, здоровое чувство, но у него любая, самая радостная картина мира неизменно вызывает такое состояние души.
Правда, поэзии Бунина в высшей степени присуще стремление найти в мире «сочетание прекрасного и вечного», обрести желанную непреходящесть, укрепиться хотя бы в чувстве вселенского и, так сказать, всевременного единства жизни, слиться с этим единством, раствориться в круговороте природы, в смене бесконечной череды веков.
Смерть и любовь – неизменные мотивы бунинской поэзии. Любовь – причем любовь земная, телесная, человеческая – может быть, единственное возмещение всех недостач, всей неполноты, обманчивости и горечи жизни. Но любовь чаще всего непосредственно смыкается со смертью и даже как бы одухотворена ее близостью в своей краткости и обреченности.
К непреходящим ценностям относит Бунин и прелесть природы. Особыми чарами обладают его описания времен года со всеми неуловимыми оттенками света на стыках дня и ночи, на утренних и вечерних зорях, в саду, на деревенской улице и в поле.
Бунин – не просто мастер необычайно точных и тонких запечатлений природы. Он великий знаток «механизма» человеческой памяти.
Наиболее жизнестойкая часть стихотворной поэзии Бунина – это лирика родных мест, мотивы деревенской и усадебной жизни, тонкая живопись природы.
Философская лирика проникает в пейзажную и преображает ее. Непременная принадлежность бунинских пейзажей – кладбище, погосты, могилы, напоминающие об исчезновении древнего рода и неизбежности собственной смерти.
В любовной лирике поэта главное – гамма возвышенных переживаний, красивое чувство, изображая которое, поэт совершенно растворяет образ любимой, колеблет его, как «колеблет отражение бегущий ручей».
Бунин при жизни не был знаменитым писателем в обычном смысле этого понятия, но это не означает, однако, что он не имел значительного круга своих читателей и почитателей. Он пользовался уважением таких современников, как Блок и Брюсов, чьи эстетические взгляды и творческую практику сам он начисто отвергал. Бунин, продолжая классические традиции, вскрывая неизведанные возможности «традиционного» стиха, остается певцом русской природы, «вечных», «первородных» тем, мастером интимной и философской лирики. Он не просто повторяет достижения «серебряного века» русской поэзии, но и активно развивает ее завоевания.

Список использованной литературы

1. Муромцева-Бунина В.Н. Жизнь Бунина. 1870–1906. Беседы с памятью. М., 1989
2. Мальцев Ю.В. Иван Бунин. Франкфурт-на-Майне. М., 2008
3. Кузнецова Г. Грасский дневник. СПб, 2009
Рощин М.М. Иван Бунин. М., 2006
4. Бахрах, А. В. Бунин в халате; По памяти, по записям : [мемуары] / А. В. Бахрах ; [сост., вступ. ст., коммент. С. С. Никоненко]. − М. : Вагриус, 2006.
5. Волков, А. А. Проза Ивана Бунина / А. А. Волков. − М. : Моск. рабочий, 1969
6. Горелов, А. Е. Три судьбы : Ф. Тютчев, А. Сухово-Кобылин, И. Бунин / А. Е. Горелов. − Л. : Совет. писатель, 1990
7. Иван Алексеевич Бунин: жизнь и творчество: кн. для учителя / Л. А. Смирнова. − М. : Просвещение, 2009
8. Лавров, В. В. Холодная осень: Иван Бунин в эмигра¬ции (1920−1953) / В. В. Лавров. − М. : Молодая гвардия, 1989
9. Муромцева-Бунина, В. Н. Жизнь Бунина, 1870−1906. Беседы с памятью / В. Н. Муромцева-Бунина. − М. : Совет. писатель, 1989
10. Рощин, М. М. Иван Бунин / М. М. Рощин. − М. : Мо¬лодая гвардия, 2007
11. Симонов, Г. Н. Бунин и Рахманинов : биограф. экс¬курс / Г. Н. Симонов, Л. Ковалева-Огороднова. − М. : Рус. путь, 2006
12. Смирнова, Л. А. Иван Алексеевич Бунин : жизнь и творчество : кн. для учителя / Л. А. Смирнова. − М. : Про¬свещение,2009
13. Спивак, Р. С. Русская философская лирика, 1910-е годы: И. Бунин, А. Блок, В. Маяковский: учеб. пособие / Р. С. Спивак. − М.: Флинта ; Наука, 2003